Аннотация к книге "Соколиная охота". Первая в России масштабная книга, полностью посвященная охоте с ловчими птицами. В увлекательной манере в ней. Книга «Соколиная охота» - это первое в России издание, которое посвящено охоте с использованием ловчих птиц. В ней автор интересно рассказывает о том. Подарочное издание «Соколиная охота» в эксклюзивном кожаном переплёте ручной В частности, использованы работы известного в России художника по хищным.
соколиная охота в россии книга
Главная >> Соколиная охота

Соколиная охота — Ильинский Н. И.

Первая в России масштабная книга, полностью посвященная охоте с ловчими птицами. В увлекательной манере в ней рассказывается о прошлом и настоящем старейшей на . Книга «Соколиная охота». Первая в России масштабная книга, полностью посвященная охоте с ловчими птицами. В увлекательной манере в ней рассказывается о прошлом и .

В кожаном переплете В полукожаном переплете В тканевом переплете В медном переплете В твердом переплете С ювелирными вставками Украшенные сканью В комбинированном переплете. Фильтр Цена:. Охота, рыбалка Главная Все книги. Сортировать: По умолчанию По цене По названию По автору. Русская рыбалка. В книге рассказывается о жизни и повадках пресноводных рыб, а также о способах их ловли.

Русская охота. Это эксклюзивное подарочное издание представляет собой уникальное собрание советов и рекомендаций, основанных на Русская рыбалка и охота. Большая книга Русской рыбалки. Охота по перу. Эта книга об охоте, и может быть, самой интересной и поэтичной - об охоте на пернатую дичь.

Соколиная охота. Первая в России масштабная книга, полностью посвященная охоте с ловчими птицами. Большая книга русской охоты. Большая книга русской рыбалки. Охота во все времена. Основу издания составили наблюдения и заметки Леонида Павловича Сабанеева, признанного знатока охоты и рыбалки, Жизнь и ловля пресноводных рыб.

Написанная страстным любителем рыбалки, признанным авторитетом среди российских рыбаков, тонким знатоком всего, что Записки об уженье рыбы. Книга, проиллюстрированная шедеврами мировой живописи, доставит немало удовольствия и современному читателю, желающему Великокняжеская, царская, императорская.

Генерал-лейтенант, заведующий хозяйством Императорской охоты Николай Кутепов начал работать над Издание содержит огромное количество информации не только об охоте, но и о быте, нравах России со старинных времен до Всё об охоте. В современном мире охота не является вопросом выживания, но остаётся большой страстью для многих мужчин.

Всё о рыбалке. Издание представляет собой наиболее полное описание пресноводных рыб, их особенностей и способов ловли. Охотничьи и промысловые птицы Европейской России и Кавказа. Удивительная чуткость в понимании природы позволила ученому максимально образно и ярко рассказать читателю о Это уникальное собрание практических советов и рекомендаций.

Достойное внимание уделено каждому промысловому зверю, от Охотничьи винтовки и дробовые ружья. В энциклопедии охотничьих винтовок и дробовых ружей дана самая полная информация по этому виду огнестрельного оружия и


Тридцать шесть часов протекло после событий, о которых мы сейчас рассказали. День только занимался, но в Лувре все уже встали, как это всегда бывало в дни охоты, а герцог Алансонский отправился к королеве-матери, памятуя о приглашении, которое он от нее получил.

Королевы-матери уже не было в ее опочивальне, но она приказала, чтобы герцога попросили подождать, если он явится. Через несколько минут она вышла из потайного кабинета, куда никто, кроме нее, не входил, и куда она удалялась для занятий химическими опытами.

То ли в открытую дверь, то ли пристав к одежде Екатерины, в комнату вместе с королевой-матерью проник какой-то острый, едкий запах, и герцог увидел в эту дверь густой дым, как от ароматических курений, плававший белым облаком в лаборатории, откуда вышла королева.

Выслушайте внимательно то, что я сейчас вам скажу. Один весьма искусный врач — это он дал мне книгу об охоте, которую вы отнесете Генриху, — уверял меня, что у короля Наваррского вот-вот начнется какая-то изнурительная болезнь, одна из тех болезней, которые не милуют и против которых у науки нет никаких средств.

Теперь вам понятно, что если ему суждено умереть от столь жестокого недуга, пусть лучше он умрет вдали от нас, не на наших глазах, не при дворе. Но вы уверены в том, что он уедет? Встреча назначена в Сен-Жерменском лесу. Пятьдесят гугенотов должны сопровождать его до Фонтенбло, а там будут ждать еще пятьсот.

Но как только Генрих умрет. Марго вернется ко двору свободной вдовой. Екатерина неспешным шагом подошла к таинственному кабинету, отворила дверь, прошла в глубь кабинета и тут же вновь появилась с книгой в руках. Герцог Алансонский не без ужаса посмотрел на книгу, которую ему протягивала мать.

А так как на сегодня назначена охота с ловчими птицами, в которой примет участие сам король, он не преминет прочесть хоть несколько страниц, чтобы показать королю, что он послушался его советов и взялся за учение.

Все дело в том, чтобы вручить книгу самому Генриху. Вы сами, Франсуа, не пробуйте ее читать, потому что придется мусолить пальцы и отделять страницу от страницы, а это очень долго и очень трудно. Вон и Анрио — он уже во дворе, — сказал герцог Алансонский.

Я воспользуюсь его отсутствием и отнесу ему книгу; он вернется и найдет ее у себя. Мы уже не раз вводили нашего читателя в покои короля Наваррского и делали его свидетелем происходивших там событий — то страшных, то радостных, в зависимости от того, грозил или улыбался гений-покровитель будущему французскому королю.

Но никогда в этих стенах, забрызганных кровью убийств, залитых вином кутежей, опрысканных духами перед любовными свиданиями, никогда в этом уголке Лувра не появлялось лицо, более бледное, чем лицо герцога Алансонского, когда он с книгой в руке отворял дверь в опочивальню короля Наваррского.

А между тем в ней, как и ожидал герцог, не было никого, кто мог бы тревожным или любопытным оком подсмотреть, что он собирался сделать. Первые лучи солнца освещали совершенно пустую комнату. На стене висела наготове шпага, которую де Муи советовал Генриху взять с собой. Несколько звеньев от пояса-цепи валялось на полу.

Туго набитый кошелек почтенных размеров и маленький кинжал лежали на столе; легкий пепел еще носился в камине, и все это вместе с другими признаками говорило герцогу Алансонскому, что король Наваррский надел кольчугу, потребовал от своего казначея денег и сжег компрометирующие бумаги.

Это заключение несомненно придало новые силы молодому человеку, ибо после того, как он обшарил глазами каждый уголок комнаты, после того, как он приподнял все стенные ковры, и после того, как сильный шум, долетавший со двора, и полная тишина, царившая в покоях Генриха, убедили герцога, что никто и не думает за ним подсматривать, он вынул книгу из плаща и быстрым движением положил ее на стол, где лежал кошелек, прислонил ее к пюпитру из резного дуба; тотчас же отойдя подальше, он протянул руку в перчатке и с нерешительностью, выдававшей его страх, раскрыл книгу на странице с охотничьей гравюрой.

Раскрыв книгу, герцог Алансонский отступил на три шага, сорвал с руки перчатку и бросил ее в еще горевшую жаровню, которая только что поглотила письма. Мягкая кожа зашипела на угольях, свернулась и развернулась, как большая мертвая змея, и вскоре от нее остался лишь черный сморщенный комочек.

Герцог Алансонский подождал, пока пламя сожжет перчатку окончательно, затем свернул плащ, в котором принес книгу, сунул его под мышку и скорыми шагами удалился к себе. С бьющимся сердцем отворяя свою дверь, он услыхал на винтовой лестнице чьи-то шаги; будучи совершенно уверен, что это возвращается Генрих, он быстро запер за собой дверь.

Он бросился к окну, но из окна видна была только часть луврского двора. Генриха в этой части не было, и герцог окончательно убедился, что это возвращается к себе Генрих. Герцог сел, раскрыл книгу и попытался читать. Это была история Франции от эпохи Фарамона до Генриха II, который спустя несколько дней после своего восшествия на престол дал привилегию на ее печатание.

Но мысли герцога витали далеко: лихорадка ожидания сжигала его жилы. Биение в висках отдавалось в самой глубине мозга, и, как это бывает иногда во сне или в магнетическом экстазе, Франсуа казалось, что он видит сквозь стены; взгляд его проникал в комнату Генриха, несмотря на тройное препятствие, отделявшее его от комнаты.

Чтобы удалить страшный предмет, который, как ему казалось, он видел своим внутренним взором, герцог пытался сосредоточить взгляд на чем-нибудь другом, не на этой страшной книге, прислоненной к дубовому пюпитру и открытой на охотничьей гравюре. Но тщетно брал он в руки то один, то другой предмет из своего оружия, то одну, то другую Драгоценность, и сотни раз прошагал взад и вперед по одной линии: каждая подробность гравюры, которую, кстати сказать, герцог видел мельком, запечатлелась у него в мозгу.

То был какой-то дворянин на коне — он сам исполнял обязанности сокольника, махал вабилом, подманивая сокола, и скакал во весь опор среди болотных трав. Как ни сильна была воля герцога, воспоминание торжествовало над волей. Кроме того, он видел не только книгу, но и короля Наваррского: он подходит к книге, смотрит на гравюру, пытается переворачивать страницы, но страницы слиплись, это ему мешает, он мусолит палец и, устранив помеху, листает книгу.

Сколь ни мнимо, сколь ни фантастично было это видение, герцог Алансонский зашатался и вынужден был опереться на стол одной рукой, а другой прикрыть глаза, как будто, прикрыв глаза, он не так ясно видел то зрелище, от которого хотел бежать. Вдруг герцог Алансонский увидел, что по двору идет Генрих: он остановился на несколько минут около людей, грузивших на двух мулов якобы охотничьи припасы, которые на самом деле были не чем иным, как деньгами и вещами, необходимыми для путешествия, и, отдав распоряжения, пересек двор по диагонали, очевидно, направляясь к входной двери.

Герцог Алансонский застыл на месте. Значит, по потайной лестнице поднимался не Генрих! Значит, все душевные муки, которые он претерпевал в течение четверти часа, он претерпел напрасно! То, что он считал уже конченным или близким к концу, должно было только начаться.

Герцог Алансонский открыл дверь своей комнаты, закрыл ее за собой и, подойдя к двери в коридор, прислушался. На сей раз ошибиться было невозможно: это в самом деле был Генрих. Герцог Алансонский узнал его походку и даже характерный звон колесиков его шпор.

Дверь в покои Генриха отворилась и захлопнулась. Герцог Алансонский вернулся к себе в комнату и упал в кресло. Нет, конечно, нет: ведь матушка сказала, что он медленно умрет от истощения». Так прошло десять минут — целая вечность мучительной тревоги, прожитая мгновенье за мгновеньем, и каждое из этих мгновений несло с собою все, что порождает в воображении человека безумный страх — целый мир видений.

Герцог Алансонский де выдержал, встал и прошел через переднюю — здесь уже начали собираться его придворные. Чтобы обмануть снедающее его волнение, а может быть, чтобы подготовить себе алиби, герцог в самом деле спустился к брату.

Зачем он шел к нему? Он и сам не знал Что он мог сказать брату?.. Не к Карлу он шел, он бежал от Генриха. Франсуа прошел сначала переднюю, потом гостиную, потом опочивальню, не встретив никого; он подумал, что Карл, наверно, в Оружейной, и отворил дверь из опочивальни в Оружейную.

Карл сидел за столом, спиной к двери, в которую вошел Франсуа, в большом кресле с резной остроконечной спинкой. Это вы, Алансон? Подойдите и посмотрите на самую прекрасную книгу о соколиной охоте, которая когда-либо выходила из-под пера человека.

Первым движением герцога Алансонского было вырвать книгу из рук брата, но адская мысль пригвоздила его к месту, страшная усмешка пробежала по его белым губам, и он, словно ослепленный молнией, провел рукой по глазам. Сегодня утром я поднялся к Анрио посмотреть, готов ли он, но его уже не было дома, — верно, бегал по псарням и конюшням; однако вместо него я нашел там это сокровище и принес сюда, чтобы почитать всласть.

Франсуа дрожащей рукой вытер холодный пот, струившийся у него по лбу, и, исполняя приказание брата, принялся ждать окончания главы. Дата добавления: ; просмотров: 64 Нарушение авторских прав. Принимаю Политику конфиденциальности.

Иностранные языки. Читайте также: В Центральной городской юношеской библиотеке им. Светлова проходит благотворительная акция «Ласковая книга». Вот и все об охоте и ее правилах. Шуцзин — книга преданий. Древняя книга. Книга IV.

Соколиная охота (1988, СССР)

Поделиться:

Leave a Reply