«Охота на львов в Марокко» — картина французского художника Эжена Делакруа из собрания Государственного Эрмитажа. На картине изображён горный пейзаж, на переднем плане находятся мужчина с ружьём, рядом с которым на земле лежит обнажённый клинок, и. «Охота на львов в Марокко» — картина французского художника Эжена Делакруа из собрания Государственного Эрмитажа. Eugène Delacroix - Lion Hunt in Morocco. Охота на львов в Марокко - Эжен Делакруа. Холст, масло. 74x Эжен Делакруа () - французский живописец и график, один из родоначальников.
1 делакруа охота на львов марокко
Главная >> Охота на львов

Эжен Делакруа. «Охота на львов в Марокко»

Описание картины: Охота на львов в Марокко - Эжен Делакруа. Холст, масло. 74x92 Эжен Делакруа () - французский живописец и график, один из родоначальников романтического направления в европейском искусстве. Полотно интересно сюжетом, новым для своего времени, необычайной красочностью и . Работу ‘Львиная охота в Марокко’ создал в году художник Эжен Делакруа в стиле ‘Ориентализм’. Больше интересных произведений жанра ‘жанровая живопись’ ищите в лучшей коллекции визуального искусства на сайте.

Когда Мане и Гоген ещё не появились на свет, Делакруа заложил основы импрессионизма, одновременно продолжая рисовать классические почти ренессансные полотна. Спектр его техник огромен, а влияние на мировую живопись трудно переоценить.

Он классик, один из последних, кто имел честью называться «старый мастер», и он же современник революции живописи. Проще говоря — он Эжен Делакруа. О происхождении художника по сей день ходят легенды, даже сам Делакруа считал своим отцом Талейрана — знаменитого французского дипломата, одного из влиятельнейших людей в стране и в мире.

В пользу этой версии говорит и их внешнее сходство, а также протекция, неизменно оказываемая Талейраном Эжену. Вообще жизнь окружила художника удивительными и великими людьми: он дружил с Александром Дюма, рисовал Шопена, Паганини и Жорж Санд… Отец мушкетёров отмечал, что «к трём годам Эжен уже вешался, топился, горел и травился» и в его словах была лишь доля шутки.

Как нетрудно догадаться, во время учёбы Эжен тяготел к художникам эпохи Возрождения, особенно — Рафаэлю Санти, Рубенсу, Тициану. Картина Теодора Жерико «Плот Медузы», «программная» работа романтизма, вдохновляет двадцатичетырёхлетнего Эжена на создание полотна «Ладья Данте», которая принесёт ему известность.

Изображение Данте и Вергилия, путешествующих по аду, станет в один ряд с каноническими изображениями Доре и будет буквально восстановлена на киноэкране культовым режиссёром Ларсом фон Триером. Кстати, знаменитый контркультурный поэт Лёха Никонов в стихотворении «Ещё одно интервью» заявляет: «Мой любимый художник Делакруа…».

Уже это говорит о том, что художник не просто перевернул страницу в истории живописи, но остался в культуре, не только массовой, но и «элитарной», будто некая машина времени позволяла ему быть «своим» нескольким поколениям потомков. Далее Делакруа обратился к острой и болезненной теме греческой борьбы за независимость с турецкими захватчиками.

Восстание происходило в тяжёлых для греков условиях, повстанцам было тяжело сражаться с регулярной армией оккупанта. Всё это вызывало в европейцах сочувствие и отклик, война притягивала добровольцев со всей Европы, друг Пушкина Кюхельбекер, который мечтал попасть на фронт написал в конце концов свою «Греческую песнь».

Поехавший же на войну великий английский поэт Байрон, погиб от лихорадки у города Миссолонги, что не могло не тронуть Делакруа. Именно полотна «Резня на Хиосе» и «Греция на развалинах Миссолонги», посвящённые Греческой революции, закрепят успех мастера. А в последнем, где Греция ассоциируется с женщиной можно отчётливо увидеть предвестие «главного» полотна Делакруа «Свобода, ведущая народ», где Свобода-Франция также будет воплощена в женском обличье.

Закрепив успех, Делакруа не думает останавливаться на достигнутом и, продолжая трудиться на ниве романтизма, пробует себя в новых жанрах и техниках. Он создаёт литографии к Шекспиру и Гёте, много пишет портреты и обнажённую натуру, непохожую на свойственные мастеру эпические полотна, а в начале х доберётся до натюрмортов с цветами, маринистских акварелей и монументальной живописи.

Одновременно с этим создаётся по байроновскому сюжету «Смерть Сарданапала», являющаяся квинтэссенцией романтического стиля Делакруа. Обращение к великим делам прошлого, при том, что свойственная тем временам и шокировавшая бы любого современника жестокость выглядит здесь уместно, даже притягательно — обнажённая женщина, которой вот-вот перережут горло не вызывает и толики положенной жалости.

Протоимпрессионистские полотна, которые станут опорой и окажут огромное влияние на тогдашнюю живопись будут пророчеством ещё не сбывшимся, а вот «Свобода» стала явью, реальностью, сегодняшностью французской живописи. Картина стала феноменально успешной по ряду причин: она отвечала запросу времени, декларируя тогда ещё не приевшийся лозунг «Свобода, равенство, братство», она являлась квинтэссенцией схлестнувшихся в водоворот романтизма и неоклассицизма, она, наконец, вплела в полумифический антураж современные мастеру народные типажи всех французских сословий.

Считается, что мальчик, изображённый на картине, вдохновил Виктора Гюго на создание персонажа Гавроша из его «Отверженных». Делакруа, даже добившись значительного успеха, не становится «студийным» художником — жизнь зовёт его дальше. И художник отправляется в путешествие по Испании и Африке, оказавшее на него сильнейшее впечатление.

Делакруа создаёт более ста картин и эскизов, проникается ориенталистскими сюжетами. Особенно часто встречаются на полотнах изображения диких хищников: львов и тигров не дань ли сюжетам Рубенса? Они охотятся на дичь, нападают на людей и сами становятся жертвами.

Местные же люди напоминают идеализирующему Античность мастеру древних греков и римлян. Вернувшись, художник не забудет алжирские сюжеты, продолжая заниматься монументальной живописью Делакруа доверили потолки Лувра и натюрмортами, которые вызывали особенный трепет у мастера, он говорил, что самое сложное — нарисовать цветы, пока они не увяли, что требует от художника не только скорости, но и новой техники — более свободного и длинного мазка.

Именно Делакруа вернул «увядшему» жанру былую популярность. Последний и вовсе говорил: «Мы все рисуем на языке Делакруа». Не менее явственно видна наследственность импрессионистов и в маринах мастера позднего периода — их по незнанию можно принять за опыты того же Моне. За долгую творческую жизнь Делакруа удалось принять факел живописи из рук великих, самому стать великим и, раздув собственным дыханием огонь зажечь несколько великих имён будущего.

При этом, даже оставаясь «предтечей» или «крёстным отцом» импрессионизма, быть классиком романтизма. Отметиться буквально во всех техниках и жанрах живописи своей эпохи. Меняться, не «застывая», вопреки успеху и славе. Монументальные полотна Делакруа поражали и порой возмущали современников своей откровенностью и эмоциональной насыщенностью.

Многие из них были приняты критикой в штыки. Но, несмотря на это, художник сохранил свою верность идеалам романтизма. Уже первые картины принесли Делакруа славу одного из самых «неожиданных» французских художников. Каждая его картина становилась событием Салона, вызывая ярость у консервативно настроенных критиков и восторг у тех, кто искал в искусстве новизны.

Нам сегодня причины подобных разногласий кажутся не вполне понятными. Впрочем, лучшие работы Делакруа, безусловно, сохранили свою ценность и притягательность и в наше время, хотя выглядят порой излишне красивыми и мелодраматичными. Во времена Делакруа «золотым ключиком», отпиравшим двери, ведущие к признанию и славе, был официальный Салон.

Успех в нем открывал перед художником путь к процветанию. После этого он мог рассчитывать на получение престижных и выгодных заказов. Историческая живопись традиционно считалась в Салоне наиболее важным жанром, но при этом не всякое историческое полотно получало хорошие отзывы «академиков». Для этого оно должно было отвечать ряду строгих требований.

Прежде всего, эти требования касались сюжетов, которые допускалось «трактовать» в живописном произведении. К таковым относились аллегорические, мифологические, библейские сцены, а также события, описанные в древней истории и классической литературе. Во-первых, он изображал современные события в той монументальной манере, что ассоциировалась исключительно с исторической живописью.

Именно этим объясняется такой разнобой мнений по поводу первых его больших полотен — «Ладьи Данте» и «Резни на Хиосе». Первая из них основывалась на литературном источнике и, следовательно, удовлетворяла принятым канонам, а вторая, обращаясь к современности, грубо игнорировала их имея к тому же политическую окраску.

Именно поэтому «Резня на Хиосе» подверглась столь уничтожающей критике. Во-вторых, Делакруа совершенно не считался с тем, что исторической картине традиционно следовало быть «возвышенной». Это условие «задавало» определенный сюжетный пафос — приветствовались лишь героические, трагические или нравоучительные темы.

Все обыденное, «низкое», «грубое» и, тем более, «непристойное» решительно отвергалось. Но именно под последнее определение подпадал целый ряд картин Делакруа. В частности, «Смерть Сарданапала» гневно клеймилась критиками, как картина «вызывающе похотливая и жестокая». Холст, масло.

Если суммировать признаки, отличавшие творчество Делакруа от принятой в его времена живописи, то мы получим формальное определение широкого направления, известного под названием романтизма. Художники-романтики, не считаясь с канонами, существовавшими в изобразительном искусстве предыдущих эпох, охотно обращались к необычным сюжетам, связанным с сумасшествием, сверхъестественными явлениями, насилием или экзотикой то есть выходящими за пределы «нормального».

Делакруа во Франции был лидером этого направления. Оно многих раздражало. Так, «Резня на Хиосе», например, не нравилась «традиционному» зрителю из-за отсутствия актов личного героизма и перегруженности на его взгляд жестокостью, насилием, страданием. Что же касается экзотики, то она явно присутствует и в этом произведении, и в «Смерти Сарданапала» любопытно, что указанные картины выглядят гораздо экзотичнее тех, что написаны Делакруа на основании собственных впечатлений, вынесенных из поездки в Северную Африку.

Художник-классик стремился бы к тому, чтобы аккуратно и точно передать обстановку и архитектурные детали, но Делакруа пишет мрачное, похожее на пещеру, помещение с массивными колоннами и как бы разомкнутыми вовне стенами. Была и еще одна причина недовольства критиков. В отзывах на работы Делакруа х годов часто говорилось о том, что они, эти работы, скорее похожи на огромные наброски, но никак не на завершенные работы.

Преобладавшие в Салоне картины художников- классиков всегда были, если можно так выразиться, «вылизаны». Все телесные тона аккуратно смягчались, все контуры поражали точностью, и даже при рассмотрении вблизи написанные фигуры казались живыми и будто бы готовыми шагнуть с холста.

Иное дело Делакруа. Его работы следовало рассматривать на некоторой дистанции. Вблизи же они действительно казались небрежными и грубо написанными. Отчасти это объясняется тем, что Делакруа всегда работал быстро, взахлеб. Обычно он долго обдумывал сюжет и композицию картины, делал десятки набросков, но, взяв в руку кисть, принимался писать как сумасшедший, спеша запечатлеть на полотне обуревавшие его чувства.

Делакруа считал, что самое главное в картине — это настроение. Это было чуть ли не основным романтическим принципом. Он писал в своем дневнике: «Мне нет дела до того, насколько правильно написана моя картина. Я чувствую, как во мне закипают мысли, как они рвутся наружу, причудливо переплетаясь и тысячу раз меняясь прежде, чем достигнут цели, к которой я стремлюсь… Внутри меня возникает какой-то водоворот, и его необходимо успокоить.

Но это невозможно сделать, пока я корчусь, словно змея в кольцах удава… И я берусь за кисти…». Наконец, вызовом академизму выглядело предпочтение цвета перед линией, характерное для творчества Делакруа. С молодости он писал множество тонких, раздельных мазков, оживлявших поверхность полотна.

Надо отметить, что во многом эта техника была заимствована им у других художников — в частности, у Констебля. Чуть позже Делакруа увлекся новейшей по тем временам идеей дополнительных цветов. Химик Мишель Шеврёль обратил внимание на то, что интенсивность цвета зависит не только и не столько от количества красящего пигмента, сколько от контраста со смежным цветом.

Ученый исследовал, как смотрится тот или иной цвет по отдельности и в обрамлении легкого тона дополнительного цвета и обнаружил, например, что тень, отбрасываемая красным платьем, обязательно должна содержать небольшую примесь зеленого цвета. Книга Шеврёля «О законе одновременности контраста цветов» вышла в свет только в году, но с лекциями на эту тему он выступал еще в е годы.

Возможно, именно идеи Шеврёля помогли Делакруа добиться той удивительной гармонии цвета, которая всегда отличала его творения. Последние десятилетия своей жизни Делакруа много занимался выполнением официальных заказов. Так, для Люксембургского дворца в Париже художник создал ряд потолочных росписей «Аврора», ок.

Это требовало особого умения, но Делакруа эта работа нравилась. Огромные пространства стен и потолоков давали художнику возможность экспериментировать с очень сложными композициями. С наибольшим блеском его мастерство проявилось в поздних фресках, написанных для церкви Сен-Сюльпис например, «Единоборство Иакова с ангелом», гг.

Обычно Делакруа привлекал к работе помощников, хотя большая часть трудов всегда приходилась на его долю. В некоторых случаях он писал картины на холсте, а затем устанавливал их на место.


Эти кадры снял летний индийский фотограф Адитья Сингх в заповеднике Масаи-Мара, расположенном на юго-западе Кении. Свирепый лев расправился с гну в жестокой битве, которая длилась меньше минуты. Фотограф, запечатлевший этот драматический момент, сначала заметил притаившихся львов-самцов, терпеливо ожидающих травмированную гну, которая шла в их сторону, не подозревая об их присутствии.

Когда гну оказалась в пределах досягаемости, один из львов набросился на несчастное животное. Всего через несколько секунд лев свалил гну на землю ударом лапы. А когда гну попыталась встать, хищник схватил ее мертвой хваткой за шею. Лев одолевает гну. Что поделать, таковы законы природы.

Создать новость. Драматическая охота льва на антилопу гну. Разместил: Елена. Лев начинает преследовать свою добычу. Хищник приступает к своей мощной атаке. Из ее лап вряд ли удастся вырваться. Уйти от такой мертвой хватки практически невозможно. Гну все же пытается вырваться.

Схватка меньше чем за минуту окончена. Похожие посты. Лев и буйволы: один против всех. Лев очень.

Делакруа, \

Поделиться:

Leave a Reply