Книга: Охота на уток с чучелами. Автор: Дмитрий Житенёв. Аннотация, отзывы читателей, иллюстрации. Купить книгу по привлекательной цене среди миллиона книг "Лабиринта" | isbn  · Охота с подсадными и чучелами летом Почему-то принято считать, что охотиться с чучелами, а в особенности с подсадными, можно лишь весной, и что этот способ охоты не приемлем летом и осенью. Книга известного охотоведа Д. В. Житенева поможет начинающим, да и опытным охотникам, освоить не простую, но очень увлекательную, и самую доступную охоту на уток с чучелами. isbn
1 книга об охоте с чучелами
Главная >> Книги об охоте

Дмитрий Житенёв: Охота на уток с чучелами

Книга: Охота на уток с чучелами. Автор: Дмитрий Житенёв. Аннотация, отзывы читателей, иллюстрации. Купить книгу по привлекательной цене среди миллиона книг. В наличии Книга "Охота на уток с чучелами" (Житенев Дмитрий Валерьянович), ПТП ЭРА в интернет-магазине OZON со скидкой! ✓ Отзывы и фото Быстрая доставка.

Почему-то принято считать, что охотиться с чучелами, а в особенности с подсадными, можно лишь весной, и что этот способ охоты не приемлем летом и осенью. Это мнение ошибочно. Чучела и подсадные могут применяться всегда, и интересность охоты и ее добычливость от этого только выигрывают.

Очень редко, когда возможно обойтись без ущерба для результатов охоты без чучела и подсадных, но никогда их наличие не будет лишним или будет мешать охоте. Спешу оговориться, что, конечно, это справедливо только по отношению к охоте из шалаша, засидки и проч. Если охота производится с чучелами и подсадными, то, само собой очевидно, следует для устройства береговой засады или зашалашения лодки выбирать не то место, над которым пролетают утки, возвращаясь утром с ночной жировки, а то, куда они возвращаются и где проводят день.

При этом лучше всего остановить по возможности свой выбор на таком утином уголке, в котором, помимо уток благородных видов, могут встречаться и утки нырковые. В таком месте охота будет итти значительно веселее. Иногда удается встать на утреннюю стойку или около берега, или около песчаного островка, отмели и проч.

В этом случае, кроме утиных чучел и подсадных, полезно прихватить с собой и расставить с десяток профилей куликов. Выставлять утиные чучела и подсадных на вечерней заре также можно, но по причинам, о которых я писал выше, малая продолжительность вечернего перелета и необходимость становиться только на пути перелета уток вынуждают обычно обходиться без них.

Летом, а также и в особенности осенью, чучел нужно выставлять больше, чем весной, и при наличии подсадной расставлять невдалеке от нее несколько штук чучел кряковых уток вместе с чирковыми. Не смешивая с ними, а, наоборот, несколько в стороне и на более глубоком месте, следует расставить нырковые чучела.

На берегу если шалаш береговой или если стоит близь берега, островка и пр. Не худо посадить сразу двух криковых, но так, чтобы они не видели одна другую. Поздней осенью, когда кряковые селезни оденутся в брачный наряд, можно выставлять в числе других и чучела крякового селезня.

Для успешной охоты следует выставлять не менее чучел крякв, штук чирков, штуки свиязи, шилохвости и т. Следует строго следить затем, чтобы чучела выставлялись только тех видов, которые уже появились или еще держатся в данной местности.

Поэтому чучела чирков выставлять в то время, когда чирки уже исчезли из данной местности, не только бесполезно, но даже и вредно. Я по крайней мере, несколько таких случаев знаю. То же самое и с чучелами других видов уток.

Приведенные здесь все количества чучел, конечно, не обязательны, и я указываю на них, как на средние. Само собой разумеется, что можно охотиться и с меньшим числом чучел, и с гораздо большим Манка уток голосом, как и весной, множит количество птицы, которая будет подсаживаться к чучелам, да и самую охоту делает более интересной.

Шалашиться летом и осенью гораздо удобнее и скорее, чем верной. К услугам и трава, и камыш, и тростник, и одетые зеленой или уже поблекшей листвой кустарники. Следует посоветовать летом, осенью стрелять уток на чучела не сидячими, как весной, а, главным образом, в лет и лучше всего в тот момент их полета, когда они, расправив крылья и вытянув вперед лапки, садятся к чучелам или к ним снижаются.

Правда, такая стрельба труднее, чем стрельба но сидячей птице, но зато, стреляя премущественно в лет, и возьмешь больше, так как далеко не всякая утка, свернувшая к чучелам, к ним обязательно подсядет. Кроме того, стрельба в лет гораздо интереснее. Это обстоятельство следует иметь в виду и при устройстве шалаша или иной засады, и делать их так, чтобы можно было совершенно свободно, без всяких препятствий, стрелять в лет по налетающим или по пролетающим мимо уткам.

Так как большинство уток, в особенности нырковых, поднимаются с воды против ветра, то рекомендуется становиться по возможности так, чтобы, севшие к чучелам или даже вдали от них утки, поднимаясь с воды, приближались бы к охотнику, а не наоборот.

Для этого нужно становиться спиной к ветру. Стрелять, конечно, будет удобнее, но зато почти за каждой убитой уткой придется выезжать или выходить, иначе ее унесет волной. Что выбрать,—сказать трудно. Это дело вкуса охотника.

Охота начинается еще в полной темноте, когда начнут возвращаться с жировки первые стайки уток. На лету, в особенности на зорю, утки еще более или менее видны, но стоит им только сесть, даже среди чучел, чтобы они исчезли из глаз. Слышишь, как они сели, слышишь, как они плещутся в воде, но как ни всматриваешься, —ничего не видишь.

Посидев среди чучел, утки или отплывают потихоньку, или вдруг поднимаются и стремительно улетают. Выстрелить по ним так и не удается, а, между тем, если бы не пропустить момента их подлета, то утка, а при удаче и больше, могла бы быть взята. Поэтому я советую обязательно стрелять по таким уткам в лет, или же, если они сели, то твердо помнить, как количество, так и расположение чучел и криковых, чтобы не дать выстрела впустую по чучелу или—еще хуже—по подсадной.

Охота продолжается долго—до часов утра, а поздней осенью и в пасмурные дни и позднее. Иногда указанным способом можно стрелять уток целый день—от зари до зари. Как я уже писал выше, стрелять уток лучше всего в тот момент, когда они сворачивают к чучелам. Обычно это не всегда возможно.

Следует иметь в виду, что если к чучелам подсели нырковые утки, то после выстрела, или даже двух по ним, необходимо тотчас же перезарядить ружье: часто случается, что из подсевшей стайки нырков еще до первого выстрела часть уток ныряет и появится над водой только после того, как часть их товарищей осталась убитыми на месте, а остальная часть улетела.

Соблюдая указанное правило, мне неоднократно удавалось из одного и того же табуна нырков брать двумя дуплетами четырех и более уток. Как узнать, сядут ли утки к чучелам или нет, т. Обычно утки сворачивают и начинают снижаться к чучелам еще издали. Такие утки по всей вероятности сядут к чучелам.

Но, бывает, не всегда. Очень часто, снизившись к чучелам, утки проносятся над ними и исчезают. Кроме того, в разных местностях, в зависимости от почти безконечного количества условий, и в разное время года утки ведут себя по разному, и только огромный опыт охотника и его наблюдательность смогут сказать ему почти наверняка, сядут ли утки к чучелам или нет.

Даже простенький, всегда компанейский и разговорчивый чиренок—и тот далеко не всегда садится к чучелам, и далеко не всегда по его поведению можно определить, сядет ли он наверное или, может быть, и не сядет. И уж несравненно хуже ведут себя другие виды уток,—в особенности свиязь и гоголь.

Первая вообще крайне редко подсаживается к чучелам, хотя и сворачивает обычно к ним. Поэтому ее всегда нужно стрелять, не дожидаясь и не надеясь, что она сядет, т. Гоголь же ведет себя совсем неопределенно.

Бывает часто, что, пролетая низко над водой, он, завидев чучела, с видимой охотой к ним сворачивает и снижается еще больше. Видишь уже, как он высовывает вперед свои лапки Вот-вот сядет Л он низко, чуть ли не задев крыльями за чучела, без всякой видимой причины спокойно пролетает над ними и пропадает из глаз.

Бывает и наоборот: высоко, далеко за пределами выстрела, над чучелами летит гоголь. Его не ждешь И вдруг он мгновенно прерывает свой стремительный полет, камнем падает вниз и спокойно садится среди чучел Но, помимо знания повадок птицы в данной местности и в данное время, существует еще целый ряд причин, от которых зависит, сядет ли утка к чучелам или нет.

Достаточно волне неосторожно качнуть чучело, достаточно пошевелиться не во время в челне и зашатать стенки шалаша и т. Поэтому мой совет,—всегда стрелять уток при охоте с чучелами и подсадными летом и осенью в лет, не дожидаясь их посадки на воду.

Исключение из этого правила следует допускать только тогда, когда охотник был лишен физической возможности произвести выстрел по налетающей птице, или же когда утки сели вдали и постепенно подплывают к чучелам.

Ранним летом, когда утки еще держатся выводками, а также поздней осенью, когда утки уже собираются в стаи для отлета на юг. Запомнить меня. Регистрация на сайте Логин:. Восстановление пароля Пожалуйста, укажите ваш логин или email:. Это спам или обман. Неверные контакнтные данные.

Неверная информация, цена. Нарушает закон. Охота с подсадными и чучелами летом Почему-то принято считать, что охотиться с чучелами, а в особенности с подсадными, можно лишь весной, и что этот способ охоты не приемлем летом и осенью. Общие правила расстановки чучел и посадки криковых—те же, что и весной.


Мы обогнём верховья Учинейвеема, выйдем на Кымыльваам, оттуда нам останется километров восемьдесят до Куроды. По Куроде двигаем вниз в поисках приличного леса. Как только доходим до леса, начинаем оглядываться в поисках лагеря, оттуда и начнём.

Мой собеседник, полярный вездеходчик, смотрит на меня исподлобья, с недоверием и даже враждебностью. Он достаёт из потрёпанного кожаного офицерского планшета ещё более потрёпанную бумажную карту, кладёт её поверх моей — чистой, недавно напечатанной, ещё пахнущей типографской краской:.

Начинает водить по ней толстым пальцем со сбитым ногтем — заслуженным таким пальцем полярного вездеходчика. Поводив достаточно долго, отрывисто побормотав себе под нос что-то неразборчивое, пару раз недоверчиво хрюкнув, снова поднимает глаза:.

Сюда надо прежде всего попасть, а ты ещё хочешь на кого-то охотиться…. Экспедиции в наши дни становятся делом не таким уж и сложным. В один прекрасный день вы, лёжа на любимом диване, потягивая пиво и бесцельно переключая телевизионные каналы, вдруг случайно натыкаетесь на фантастические красоты истоков Нила, захватывающие дух просторы полярных пустынь, виды камчатских гейзеров или венесуэльских саванн.

Что-то западает вам в душу — и уже через несколько дней вы полночи не можете заснуть: в вашем сердце поселилась Мечта. Если финансы позволяют, то в скором времени а если пока не очень позволяют — то спустя несколько лет вы обращаетесь в хорошее туристическое агентство.

Профессионалы этого бизнеса обеспечат вам и шампанское на кромке ледника Хельминнфрос, и незабываемые вечера на смотровой площадке над водопадом Виктория, и облёт на вертолёте лавового озера вулкана Мауна-Кеа. Профессионалы легко обратят в рутинную техническую задачу исполнение любой вашей мечты, в том числе и экспедицию за большим зверем.

А в древности экспедиции за большим зверем были примером предельного испытания всех человеческих способностей. История охотничьих экспедиций уходит в настолько далёкое прошлое, что достоверно отследить её истоки не представляется возможным. В античные времена гладиаторы и призовые бойцы схватывались на аренах амфитеатров с привезёнными с самых краёв Ойкумены львами, турами, леопардами, тиграми и даже слонами.

Немного позже высшей доблестью стало считаться преследование этих зверей в местах их обитания. Королевские дворы и парламенты, раджи и тинги аплодировали отважным путешественникам, привозившим из дальних стран штабеля слоновьих бивней, кипы крокодильих шкур, тонны бизоньего мяса.

Одним из самых ярких примеров этого стала история самоокупаемости исследования Северной Земли за счёт сдачи молодому Советскому государству шкур белых медведей. Огромные сборы привозились из приполярных областей экспедициями капитана Росса, герцога Абруццкого, Н. Норденшельда, Ф. Нансена, Р. Самойловича, Г.

Заметный вклад в изучение американской фауны внесла знаменитая экспедиция М. Льюиса и У. Кларка, доставившая большие сборы шкур, черепов и даже полных скелетов антилоп-вилорогов, бизонов, медведей гризли. Участники охотничьих экспедиций этого периода буквально «снимали сливки» с фауны регионов, ранее не испытывавших на себе влияния цивилизации.

Некоторые рекорды, установленные тогда рядовыми коллекторами и стрелками, не превзойдены за почти сто пятьдесят лет спортивной охоты на двух континентах — достаточно вспомнить рога снежного барана, добытые на Камчатке экспедицией Ф. Рябушинского в самом начале XX столетия.

Я бы, кстати, с удовольствием посмотрел на результаты оценок рогов яка и барана Марко Поло, добытых экспедициями Н. Пржевальского, П. Козлова и Б. Громбчевского, как и на обмеры медвежьих черепов из сборов Г.

Стеллера и И. Вознесенского: уверен, они весьма впечатляющи. Экспедиции за трофеями были одной из обязательных составляющих так называемой «большой игры» — проникновения русских и англичан на нейтральную территорию Средней Азии. Другое дело, что уж эти-то экспедиции по-настоящему охотничьими обычно не являлись.

Что касается приполярных районов, то настоящие трофейные охоты в них были скорее исключением, нежели правилом. Мне известна лишь одна полномасштабная охотничья экспедиция, наподобие африканских сафари, предпринятая в году мультимиллионерами Г. Уитни и П. Райли под руководством капитана Р.

Если же говорить о классической русской охоте, то она практически не носила ни трофейного, ни экспедиционного характера. Аристократическое сословие волновало в первую очередь количество убитых животных, во вторую — размеры отдельных экземпляров, а уж о таких мелочах, как честный поиск, пусть даже и с помощью охотника-проводника, никто не задумывался.

Поэтому уделом русских охотников из привилегированных классов оставались охота на медведя в берлоге и загоны в вольерах. Образ «великого русского князя на сафари», растиражированный и высмеянный голливудскими фильмами, не соответствовал действительности ни в чём: великие русские князья старались охотиться в специально подготовленных угодьях в Европейской России.

Охотники-путешественники оставили после себя множество самых разнообразных воспоминаний, интересных отнюдь не только с охотничьей точки зрения. С другой стороны, подавляющее большинство литературы о путешествиях можно рассматривать также и как книги об охоте. Потрясающие «охотничьи» эпизоды мы встречаем у Ч.

Ливингстона и Г. Стенли, Р. Доджа и С. Аллена, Д. Смита и А. Чендлера, П. Фоссета и Ж. Милье, Р. Брюса и С. Бейкера, Н. Пржевальского и П. Козлова, В. Арсеньева и Г. В наши дни выглядит странным, что охотники того времени уделяли таким деталям, как выбор оружия и патронов, гораздо меньше внимания, чем их современные последователи.

Скорее они исходили из принципа «было бы во что стрелять, а уж из чего — найдём». Впрочем, когда им позволяли средства, они обращались с заказами к лучшим мастерам-оружейникам и порой разрабатывали собственные модели оружия, иногда под ими же сконструированные патроны.

Достаточно вспомнить сэра С. Бейкера с его слонобоем 4-го калибра, Ф. Бутурлина с его знаменитым «парадоксом» го калибра, Ч. Ньютона и Т. Уэлена с их винтовками под скоростные патроны собственной разработки. Одной из стран, на территории которых охотничьи экспедиции получили особенно большое распространение, были Соединённые Штаты Америки.

Для всякого человека чрезвычайно полезно быть хорошим наездником и хорошим стрелком, быть смелым, стойким, сильным и выносливым, привычным к жизни на открытом воздухе и находчивым во всех затруднительных обстоятельствах. Охота на крупную дичь вызывает и воспитывает именно эти физические и нравственные черты».

География Большой Охоты на территории России для меня очень чётко очерчена районами обитания двух главных её объектов — восточносибирского лося и бурого медведя двух подвидов — камчатского и маньчжурского, включая и зону распространения промежуточных форм этого зверя, протянувшуюся вдоль побережья Охотского моря.

Ещё в середине х годов охота в исследовательских экспедициях выглядела совершенно обыденным и даже не подлежащим обсуждению делом. С распространением лицензионной системы, охотничьих квот, современной службы охотнадзора она перестала быть таковой, дожив до наших дней лишь в воспоминаниях старожилов и ветеранов эпохи освоения дальних земель.

Но именно они, эти старожилы и ветераны, стали костяком охотничьих экспедиций нового времени. И, должен сказать, организуя и проводя эти путешествия, они сталкиваются с не меньшим, а иногда и с большим количеством трудностей, нежели они же или их отцы в середине XX века.

Экспедиции за большим зверем в наши дни выглядят не так, как во времена Ф. Селуса, Дж. Хантера и Р. Сегодня в район охоты вас без особых проблем, а зачастую со всеми удобствами последовательно доставляют авиалайнер, комфортабельный автомобиль, вертолёт или вездеходная техника. Тем не менее каждая такая поездка по крайней мере, в России по-прежнему требует от любого её участника недюжинной стойкости духа, чувства юмора, философского спокойствия, изобретательности и физической выносливости.

В этой книге я расскажу о тех охотах, которые требуют дальних и продолжительных странствий, а также о самих дальних и продолжительных странствиях, во время которых случаются такие охоты. Я расскажу о людях, участвующих в этих странствиях и охотах, о долинах далёких рек и неизвестных горных хребтах, где обитают многочисленные и порой непуганые дикие звери, о технике, которая покоряет пространства….

Расскажу и о самом главном — о поисках Мечты, в которую неизбежно превращается каждое такое путешествие на самый край света. Каждая Большая Охота — прежде всего охота за мечтой. Я благодарю за помощь, оказанную при написании этой книги, М.

Аветикяна, А. Агапова, Д. Бахолдина, Г. Бронштейна, В. Дунаева, В. Жданкина, В. Загоскина, В. Зерзикова, А. Лисицына, Е. Каткова, А. Кляцына, В.

Рассказы об охоте (1980 год)

Поделиться:

Leave a Reply